18+

Воскресенье, 19.11.2017, 09:25
Легких побед, Гость






Первый гамбит


Автор: Моргауза фон Шварц
Персонажи: Моргауза, Мариус, Королева Этейн, Король, Конрад, Мелюзина, Кендра, Клементина, Винсентия


С небольшого уступа, куда Моргауза по привычке взобралась перед партией, Доску было видно хорошо – гораздо лучше, чем с того места, откуда пешкам обычно полагалось наблюдать за ходом игры. Брата рядом не было – он никогда не смотрел с ней партию, предпочитая в это время уходить по горной тропинке к пляжу. В этом был смысл – во время партии на северном пляже, как правило, не бывало никого, поэтому никто не мог нарушить его задумчивое уединение (и заодно спросить, откуда у караульного Доски вдруг взялась виолончель).
Почувствовав легкий толчок в спину, Моргауза едва не рухнула вниз от неожиданности, но удержалась, схватившись за какой-то камень, и резко обернулась.
За ее спиной стоял худощавый черноволосый юноша лет семи, который радостно оскалил зубы, когда они встретились взглядом.
- Ты думаешь, что в размазанном по камням виде я буду выглядеть симпатичнее? – без какой-либо обиды в голосе спросила Моргауза, осторожно отодвигаясь подальше от опасного края. - Что ты тут делаешь? Партия начнется скоро.
Юноша принял загадочный вид и многозначительно поднял палец вверх. Затем он протянул руку и показал девушке круглый шарик, который держал двумя пальцами.
Шарик был небольшой, размером с лесной орех, и сделанный бы словно из черного стекла. Внутри слегка мерцал красноватый огонек.
- Это твоя стигма. И что?
Юноша снова улыбнулся и сунул другую руку в карман. Когда он вытащил ее и раскрыл ладонь, Моргауза увидела, что в ней он держит еще один шарик, в точности такой же.
Девушка удивленно посмотрела на своего немногословного собеседника.
- Что это, Мариус? Чья она?
- Какая разница?
Лукаво улыбнувшись, юноша подбросил и снова поймал темный шарик, а затем бросил его Моргаузе.
- Спрячь где-нибудь тут, и смотри чтобы вниз не скатился. Я пойду, а то хватятся.
Не дожидаясь ее ответа, юноша проворно соскользнул вниз по камням и быстрым шагом направился в сторону доски, где уже велось построение.
Моргауза наблюдала, как он отдал свою стигму одной из Черных Офицеров, Мелюзине, и та небрежно опустила темный шарик в небольшое отверстие на предназначавшейся для юноши клетке.
Но тут ее внимание привлекла другая Офицер, Кендра. Она выжидающе смотрела на одну из пешек, которая обшаривала свои карманы снова и снова, словно надеясь, что предмет, который она, по-видимому, потеряла, появится в них сам собой.
Моргауза посмотрела на маленький шарик в своей ладони и покачала головой.
- Мариус, Мариус…
Она перевела взгляд на Доску, где стоял ее приятель, изо всех сил делавший вид, что не обращает внимания на происходящее. Кого-то он мог этим обмануть, но Моргауза была уверена, что мальчишка просто в восторге от своей проделки, которая кажется ему забавной шуткой.
Бедной пешке внизу она явно таковой не казалась.
Офицер Мелюзина закончила построение своего фланга и подошла к Кендре.
- Что случилось? – услышала Моргауза ее властный и холодный голос.
Грациозная, красивая Кендра встряхнула каштановыми волосами и что-то ответила Мелюзине, негромко – девушка не расслышала, но в этом и не было необходимости. Что именно случилось, ей было ясно и так.
Черная Королева Этейн, до этого непринужденно беседующая с Королем, видимо, тоже заметила, что что-то идет не так, потому что прервала беседу и приблизилась к пешке и Офицерам.
- Так найдите замену! – возмущенно отозвалась она, едва услышав о проблеме. – И быстрее. Уже пора начинать.
Мелюзина жестом подозвала молодого Рыцаря, Конрада – Моргауза немного знала его, когда он был пешкой, - и что-то приказала ему негромким голосом. Конрад сдержанно кивнул и быстро зашагал в сторону того места, где собирались пешки, у которых было желание и время поглазеть на партию.
Моргауза раздумывала недолго. Она не знала, планировал ли Мариус именно это или же – что было вероятнее – просто решил поиграть с несчастной пешкой, не задумавшись о последствиях. Но раз уж шанс выпал, упускать его нет смысла, не так ли?
Девушка оставила стигму несчастной жертвы Мариусова извращенного чувства юмора лежать между двух небольших камней неподалеку и, убедившись, что та не укатится, соскользнула по камням вниз как раз тогда, когда Конрад приблизился к ее укрытию. Несмотря на знакомство, она поклонилась, как и положено пешке при встрече с Рыцарем, и сделала вид, что просто случайно оказалась внизу и собирается отойти в сторону, чтобы уступить ему дорогу.
Конрад сделал шаг назад от неожиданности, но больше никак не отреагировал на ее внезапное появление. Видимо, Черный Рыцарь узнал ее, потому что не спросил ни имя, ни возраст, а только произнес:
- Иди за мной.
Моргауза кивнула и вслед за ним заспешила в сторону Доски.
По пути девушка изучала старого знакомого. Конраду было всего девять – неслыханный возраст для того, чтобы стать Рыцарем, по крайней мере, при нынешней Королеве. Этейн вообще неохотно расставалась с любимчиками и назначала на их место новичков. Она взошла на трон около пяти лет назад и очень прочно держалась за тех, кто помог ей добиться власти. Но Конрад был любимцем Мелюзины, Офицера Ферзевого Фланга, и это, без сомнения, сыграло свою роль в его головокружительном успехе. Формально считалось, что он дошел до доски сам, ибо так сложилась партия, но в это мало кто верил. Партией руководили Король с Королевой и, помимо этого, Офицеры.
Когда они подошли к доске, Моргауза на секунду почувствовала себя неловко, ощутив на себе сразу несколько пристальных взглядов.
- Интересный выбор, - отметил Король. Поймав ее взгляд, он улыбнулся девушке, и Моргауза почему-то почувствовала к нему острую неприязнь.
- Возраст? – холодно спросила Королева Этейн.
- Восемь лет, Ваше Величество, - ответила девушка.
Королева пожала плечами.
– Имя? Говори громче.
- Моргауза.
Она забыла добавить «Ваше Величество», но никто, казалось, не обратил внимания. Королева лишь кивнула и отошла.
- Дай мне свою стигму, - обратилась к Моргаузе Кендра.
Девушка достала из кармана маленький темный шарик – такой же, как у Мариуса, но абсолютно тусклый, без какого-либо намека на свечение внутри, - и протянула его Офицеру. Кендра подошла к доске и привычным движением опустила шарик в отверстие на клетке f7.
Девушка почувствовала, как по телу прошла легкая дрожь, и с удивлением обнаружила, что вместо привычной для нее одежды на ней стандартная униформа – узкие брюки и короткий камзол.
Кендра указала на копье, лежавшее на земле рядом с оставшейся без стигмы пешкой.
- F7, - отрывисто скомандовала она.
Моргауза подняла копье и взошла на доску. Ее охватил холод и легкий приступ тошноты – впрочем, она в силу своих обязанностей была на доске не единожды и давно привыкла к этому ощущению. Через минуту оно пройдет.
- Не забудь потом сказать мне спасибо, - услышала она тихий голос сразу после того, как встала на свою – теперь уже свою – клетку.
Моргауза повернула голову и усмехнулась, увидев того, кто к ней обратился.
Мариус, стоявший на G7, улыбнулся в ответ.

Просто слушай, - наставлял ее Мариус. – Когда назовут твое имя, ты должна встать, куда приказано, несмотря ни на что, понятно?
Моргауза кивнула. Ничего сложного в этом не было, да и наблюдать за партией ей приходилось не раз, и она примерно знала, как проходит битва.
- Когда начнется партия, на своей клетке ты сможешь видеть расположение всех фигур на доске. Так что не волнуйся.
Девушка посмотрела под ноги, но сейчас ничего подобного увидеть она не могла. Белая поверхность клетки, на которой стояла Моргауза, была матовой и тусклой, и лишь тоненькие темные прожилки на ней слегка переливались красным, словно крошечные капилляры, по которым бежала мерцающая алая кровь.
- О, у нас новенькая? – нежный и мелодичный голос прозвучал справа от Моргаузы, и девушка повернулась, чтобы увидеть ту, которой он принадлежал.
На вид незнакомке было лет семь с половиной, но она держалась так, словно была Королевой, не меньше. Ярко-алые волосы, уложенные в простую, но аккуратную прическу, серые глаза с длинными ресницами, тонкие черты лица, легкая улыбка – иначе как красавицей девушку было не назвать. Моргауза вспомнила, что уже видела эту пешку раньше – и была поражена грацией, с которой та двигалась. Теперь, вблизи, девушка показалась ей просто несравненно прекрасной.
- Здравствуй, Клементина, - Мариус, о котором Моргауза успела совершенно забыть, поспешил напомнить о себе. – Да, Моргауза сегодня первый раз в партии.
- Вот как? – Клементина приподняла бровь. – Что же такого должна была натворить Селестия, чтобы ее заменили?
- Представляешь, потеряла стигму, - не мешкая, ответил Мариус. – Вот же растяпа, да?
Моргауза едва удержалась от того, чтобы не засмеяться, и поискала взглядом Селестию. Найти ее было несложно: сидя на земле недалеко от доски, пешка рыдала. Никому, похоже, не было до нее абсолютно никакого дела.
- А… Моргауза, стало быть, твоя знакомая? – голос Клементины прозвучал немного насмешливо. – Ну что ж, спасибо, что не я, Мариус.
- О чем ты? – невозмутимо отозвался Мариус. – Я не имею к этому отношения.
- Разумеется. Я знаю.
Оба замолчали. Моргауза вновь перевела взгляд на прекрасную пешку с клетки E7. Та смотрела в сторону первой линии, словно задумавшись о чем-то, и на секунду Моргаузе показалось, что она грустит.
- Все расставлены, Ваше Величество, можно начинать.
Клементина сделала два шага в сторону Моргаузы, уступая дорогу Королю, который вместе с Этейн направился к центру доски поприветствовать противников.
- Боишься? – вдруг спросила она, повернувшись к девушке.
Моргауза немного отпрянула от неожиданности, но на вопрос только покачала головой:
- Нет. Ничуть.
Клементина улыбнулась и кивнула:
- Правильно. Не нужно.
Король с Королевой вернулись на свои места. Клетки, занятые черными пешками и фигурами, охватило красноватое свечение, и Моргауза действительно увидела у своих ног доску – словно бы сверху, почти так же, как с ее любимого уступа – вот только вместо людей там были символы.
Партия началась.
Белые, по традиции, делали ход первыми. На миниатюрной доске у ее ног белая пешка-символ переместилась с клетки F2 на клетку F4.
- Клементина фон Шварц, - раздался голос Черного Короля, – E5.
Моргауза подняла глаза. Что это? Зачем он вот так сразу отдает пешку? Да еще и…
- Ах, как быстро, - с легкой, словно бы притворной грустью сказала Клементина, ни к кому не обращаясь, и сделала несколько шагов вперед, перейдя на E5.
Моргауза не отрывала взгляда, наблюдая, как она идет. Как белая пешка, которой приказывают занять E5, хладнокровным и изящным жестом вонзает в Клементину копье. Как та не сопротивляется, ослабевая и падая, и прежде, чем ее тело успевает коснуться доски, оно рассыпается сотнями алых искр.
- Это гамбит, - сказал Мариус. – Обычное дело. Хотя я что-то сомневаюсь, что от него нам будет большая польза.
Моргауза не ответила. Она смотрела, как алые искры медленно опускались на доску, просачиваясь сквозь нее. Это было восхитительное зрелище, никакой закат не мог сравниться с этим. На секунду Моргауза даже забыла о том, что эти искры – все, что осталось от Клементины.
- Моргауза фон Шварц, F5, - голос Кендры вывел ее из оцепенения.
Она покрепче сжала копье и быстрым шагом перешла на указанную клетку, изо всех сил стараясь не думать о том, что только что произошло с ее новой знакомой.
Пешка, снявшая Клементину с доски, стояла теперь на E5. Моргауза впервые в жизни видела кого-либо из белых так близко. У этой были роскошные светлые волосы, струящиеся по плечам, как золотой шелк. Но Моргаузу поразило даже не это, а та горделивость, если не сказать надменность, которая читалась в ее фигуре – в том, как она стояла, слегка улыбаясь и приподняв голову, словно бы желала смотреть на других только сверху вниз.
Было ли дело в этом, или в том, что именно эта пешка вонзила копье в Клементину, или же просто в том, что она была белой – но Моргауза тотчас же ощутила к ней странную ненависть – странную тем, насколько естественной казалась эта ненависть ей самой. Как если бы эта пешка была не просто врагом черных, а ее личным. Словно они родились, чтобы быть заклятыми врагами, и вот теперь наконец встретились.
Белая, кажется, заметила, что ее разглядывают, и резко повернулась к Моргаузе.
- Неужели так интересно? – язвительно спросила она.
Сама не зная почему, Моргауза усмехнулась.
- О да, - отозвалась она. – Весьма интересно.
Белая нахмурилась и отвернулась, не ответив. Гордости у нее не убавилось, но настроение, кажется, было безнадежно испорчено.
Моргауза слегка улыбнулась. Она уже была уверена, что за свою жизнь испортит этой заносчивой красавице настроение еще не единожды.

Партия закончилась победой Черных.
Моргаузе не пришлось делать много ходов, и большую часть времени она просто наблюдала. Красивую и заносчивую белую пешку сняли с доски, как и Мариуса, и Кендру, и многих других. Казалось, никто не воспринимал это как смерть – никто даже не пытался сопротивляться – глупо сопротивляться тому, что и так случится, разве нет?..
В этом «умирании», однако, было что-то чарующее. Глупо, но ей даже захотелось узнать, каково это – вот так рассыпаться сияющими искрами. Что ты чувствуешь при этом? Что ты чувствуешь, пока мертв – чувствуешь ли ты вообще что-нибудь?
Нужно будет спросить у Мариуса.
Мальчишка уже «вернулся» и стоял рядом с доской. Он пытался ухмыляться, как всегда, и все же его рука была прижата к груди в том месте, где во время партии его пронзил меч Белого Рыцаря, хотя от раны не осталось и следа.
- Ты в порядке? – Моргаузе хотелось поговорить с ним, пока их не разогнали офицеры.
- Не страшно, - ответил он, но в его голосе чувствовалась злость. – Немного поболит, так всегда бывает. Ты тоже когда-нибудь узнаешь, что это такое.
Моргауза задумалась. Действительно, теперь ее скорее всего не оставят здесь. Наверняка это не последняя партия для нее. Но как же Астарот? Может быть, удастся протащить его на доску, конечно, но для этого надо завоевать чье-то расположение, а…
Кто-то коснулся ее плеча – не просто коснулся, а, скорее, облокотился, если не упал на него – впрочем, тут же поспешно отпрянув назад.
- Извини, пожалуйста, - это была Клементина, которой невидимая рана, судя по всему, причиняла еще более серьезную боль, чем Мариусу. - Я случайно, - она слабо улыбнулась.
- Ничего страшного, - отозвалась Моргауза. – Тебе не нужна помощь?
Она и сама не знала, почему это спросила.
- Обойдемся без тебя как-нибудь, - прозвучал рядом другой голос – похожий на голос Клементины, только куда более холодный.
- Не нужно так грубо, Винс, - обратилась Клементина к подошедшей пешке, – она просто предложила помощь.
Моргауза обратила внимание на подошедшую. Она была похожа на Клементину – и вместе с тем совсем не похожа на нее. Сходство выдавало в них сестер, но если Клементина была красавицей, то «Винс» на ее фоне выглядела очень просто, даже блекло. Она не была игровой пешкой – по крайней мере, в этой партии участия она не принимала, да и одета была очень просто. Девушка смотрела на Моргаузу с нескрываемой злостью, словно та одним единственным предложением могла отобрать у нее ее бесценную сестру.
У них с Астаротом отношения были значительно лучше – или так ей казалось.
- Моргауза? – это был голос Конрада. – Ее Величество хочет поговорить с тобой.
И снова она послушно шла за Рыцарем к Королеве. И снова почувствовала на себе оценивающие взгляды.
- Мало кому везет так же, как тебе, знаешь ли, - сказала Этейн, и Моргаузе отчего-то не понравилась ее улыбка, - стать игровой пешкой, не сделав абсолютно ничего.
Она должна что-то ответить?
- В принципе, поскольку Селестия дискредитировала себя, неплохо бы найти ей замену… хотя, разумеется, у меня есть на примете и более достойные кандидаты, чем ты.
Ну и что?
- Не могу сказать, что я довольна тем, что придется взять тебя. Но что сделано, то сделано.
«Просто пойми, - читалось в ее голосе, - что ты никто, а я – твое все».
И Моргаузе это не нравилось. Но, видимо, так здесь относились ко всем.
- У тебя есть близнец? – вдруг спросила Этейн.
- Да, у меня есть брат, Ваше Величество, - отозвалась Моргауза, стараясь, чтобы ее голос не выдал ее истинного настроения. Да и вообще никакого настроения.
- Он умеет что-нибудь делать? Что-нибудь, что пригодится при дворе? Мы обычно не разлучаем близнецов, но мне не хотелось бы держать при себе бесполезный сброд. Это совершенно ни к чему.
- Он умеет играть на виолончели, - отозвалась Моргауза, чувствуя, что уже почти ненавидит Этейн, - Ваше Величество.
Этейн подняла бровь, но больше ничего не сказала, только кивнула.
- Тебе мы тоже найдем занятие, - подойдя к Моргаузе, сказала Кендра. – С этого дня ты в первую очередь подчиняешься мне и только потом – всем остальным. Ясно?
- Да, миледи.
Все было ясно. За других здесь привыкли решать быстро.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Волшебный рейтинг игровых сайтов RPGSITES.RU - Топ рейтинг ролевых сайтов Поддержать форум на Forum-top.ru Рекламный Дом RPG Live Your Life Реклама текстовых ролевых игр